К вопросу об акмеологии

Рассуждение об акмеологии возникло в связи с непреходящим интересом к вопросу об индивидуальном развитии человека, его способности понимать и жить в гармонии с миром. Слово древнегреческого происхождения и дословно обозначает: акме – вершина, логос – учение. В обиход слово вошло недавно, многие о нем и не слышали вовсе. В то время как в Петербурге есть целый «Институт психологии и акмеологии». Для того чтобы понять, чему и как учат специалиста по акмеологии, надо в этот институт поступить. Но прежде чем отважиться на такой ответственный шаг, решила поразмышлять об образованности и способностях человека к учению, а, следовательно, и к развитию.

Акмеология – раздел психологии, исследующий способности человека к развитию, к достижению высшей ступени, так называемого «акме», или апогея, высшей точки. Сразу возник вопрос: кто и как определяет, что является высшей точкой развития. Не является ли апогей точкой отсчета в обратном направлении? Можно ли достичь предельного, вершины своего развития? Если это посильно, то какой недюжинной силой надо обладать, чтобы осознав, что всё, что есть – это твой пик развития, и на большее ты не способен, сохранить интерес и желание жить. Понимание того, что всё новое и неизвестное в тебе тобой уже открыто, что ты и есть «акме», не является ли тупиком в развитии человека, «концом человека»?

Я, конечно же, слегка упрощаю. Понимаю это, но все чаще цитирую Дали: «Не бойтесь совершенства. Вам его не достичь». Акмеология – отрасль научных знаний из области недосягаемых и не осваиваемых, но она полезна и необходима, как особая подсказка по улучшению жизни, по обучению пониманию и предотвращению недомолвок и обид, по раскрытию себя. Акмеология - нечто из области веры, поскольку психика человека представляет собой особый потаенный мир, в  способности и свойства которого иногда полезнее верить, чем научно объяснять. Мир, который поддается самовнушению и живет убеждениями, чувствами и эмоциями, иррационален и закрыт. Считаю, что одна из задач акмеологии - способствовать проникновению в потаенный мир сознания, содействие познанию души с целью привести человека к сверхчеловеку, к высшему смыслу. И в этом чувствую легкое недоверие к такой специальности.

Получение диплома акмеолога (возможно, специальность по диплому выпускника вуза будет звучать иначе) предполагает знание того, что есть «акме». Знания без практики мертвы и беспополезны. Их надо пускать в дело. Следовательно, специалист по диплому способен, применяя полученные знания, достичь вершины развития, стать гармоничным и совершенным. Значит, чтобы решить проблему несовершенства и гармонизации общества, надо повсеместно вводить акмеологию в  программы учебных заведений. Только кто учить будет, непонятно.

Или все же ограничиться психологией, наукой изучающей внутренний мир человека. Термин звучит привычней и понятней. Но при этом, наука малопонятная и неопределенная. Согласитесь, непривычное название «Институт акмеологии» вызывает настороженность, заставляет задуматься,  почему это раньше люди не додумались до такой науки и не раскрыли путь к совершенству, хотя интерес к способностям человека был всегда. О существовании аксиологии – учения о ценностях - слышали много больше, чем об акмеологии. Даже в школьной программе аксиологии уделяется внимание. Аксиология направляет познание на изучение феноменов личности и индивидуальности, «человеческого в человеке», его идеалов и устремлений, помогает понять смысл жизни и предназначение человека.

В начале ХХ века в русской литературе возникло направление «акмеизм», создателем которого был Николай Гумилев. Сам поэт считал, что сутью данного течения является мифотворчество, т.е. создание нечего притягательного, но нереального. Подумалось, возможно, и специальность акмеолога задумывалась с целью привлечения внимания к проблемам человека, ввиду постоянного интереса к нему, но не как реальное постижение высшего знания о его сути. Каждая точка зрения имеет право на существование не только потому, что она аргументирована и обоснована, но и потому, что ее высказывает человек, имеющий право на существование, а вернее - на жизнь. Не все взгляды разделяются, некоторые теории подвергаются резкой критике, наиболее радикальные и противоречащие интересам человека и вовсе должны пресекаться и уничтожаться на корню. Мои взгляды нуждаются в оппонентах, поэтому пишу и призываю к размышлениям. И даже, если и не получу второй диплом со специальностью акмеолога, процесс самообучения прерывать не стану. Поведу речь о нашей способности к обучению, возможно, данная работа не будет отличаться новизной, но мне  интересно возвращаться к уже известному, чтобы в нем увидеть необычное и то, на что ранее внимания не обращал.  

Всегда существуют  проблемы, для которых нет готовых решений. Каждое поколение считает,  что живет в более сложное и насыщенное время, чем  предшествующее. Всё в этом мире относительно, современные проблемы актуальны для нынешнего времени, ранее они просто появиться не могли. В то же время, существуют вечные проблемы, над разрешением которых ломают головы лучшие люди во все времена. Чем нынешнее время отличается от века, скажем так, XV или времен Древней Греции?  Предчувствую улыбку и недоумение: «Как это чем отличается?» Каждый назовет сотню, а то и более отличий. На вопрос: «Что общего в эпохах разных времен?», - также найдется ответ, но он будет лаконичнее и связан непосредственно с человеком, его сутью и мировоззрением. Культурологический аспект выступает в таком сравнении ведущим критерием. Каждая эпоха предъявляет к человеку определенные требования. Исходя из общественных запросов, формируется система ценностей, которую осваивает и разделяет человек.

Одним из основных критериев  развития человека является образованность. В это понятие вкладываю более широкий смысл, чем обладание документом об образовании. Образованность – это и уровень культуры, и владение общими знаниями, т.е. эрудированность, и кругозор человека, и профессиональная компетенция, и способность усваивать и использовать опыт предыдущих поколений. Образованность - это определенный уровень  постоянного развития человека на конкретном участке жизни. Измеряется и определяется не дипломами, а успешностью и востребованностью человека.

В понятие образованность включаю и интеллигентность. Раньше интеллигентами называли людей умственного труда. При заполнении анкет при трудоустройстве в старых бланках есть вопрос о социальном происхождении: из крестьян, рабочих, служащих или интеллигенции. Весьма сомнительно назвать всякого занятого в интеллектуальной сфере деятельности интеллигентом. Знания стали массовыми и доступными, но качественно преобразовать человека до уровня интеллигента не смогли. Интеллигентов меньше, чем людей, которым положено ими быть. Утешает в такой связи жизнерадостный ответ: «Есть к чему стремиться». Главное, знать к чему, и быть убежденным, что стремиться надо. Возможно, акмеология в этом деле и помощница. 

Бесспорно, наличие диплома специалиста важно для социальной реализации и профессиональной успешности человека. Посмотрите вокруг, для большинства процесс образования завершается со школьным аттестатом или с получением вузовского диплома. Периодически человек проходит курсы повышения квалификации, чтобы не отстать от инноваций и углубить знания по профилю своей специальности. Конечно, польза от такой учебы есть, но она незначительна в сравнении с повседневной потребностью знать, быть в курсе происходящего, с необходимостью понимать и разбираться, и не только в своей профессии, но и вне ее. Для того, чтобы образование было продуктивным и полезным для человека, оно должно быть перманентным и не завершаться с окончанием учебы в школе или вузе. Приобретенные, но не применяемые, знания со временем забываются.

«Чтобы состояться и быть успешным, надо обладать не только профессиональной, но и личностной компетенцией», - наверно, слышали и не раз, такую предъяву к человеку. И если требования к конкретной профессии понятны, то описать личностную компетенцию для многих затруднительно. «Должен уметь общаться и уживаться с людьми», - наиболее распространенный ответ. Пожалуй, с ним стоит согласиться, но также следует признать, что он далеко не полный и исчерпывающий.   Современный человек должен проявлять себя не только как высококвалифицированный профессионал, но и как человек, способный мыслить и действовать, развиваясь в условиях активной мобильности, большой неопределенности, противоречий и риска. Другими словами, для того чтобы стать успешным, надо проявлять инициативу и не бояться ответственности, т.е. должен сформироваться тип личности, противоположный пассивному исполнителю. Просто безрассудно идти навстречу неизвестному риску – глупо и опасно, рисковать надо осознанно и уверенно.

Из осознания важности личностной компетенции практически на всех серьезных предприятиях вводятся должности психологов, специалистов по персоналу. Наше общество только вступило на путь гуманистического подхода в управлении (неважно, речь идет о крупном или мелком предприятии, фирме или о чем-то ином), поэтому настоящих профессионалов в этой отрасли человекознания маловато. Несмотря на то, что многие вузы вводят в перечень специальностей профессии психологов разных направлений, качественно проблему решить не удается. Корни проблемы и в закостенелом пассивном общественном сознании, и в особенностях нашего менталитета.

Нация закрытых характеров и душ нараспашку. Мы прячем свои мысли, скрываем истинные намерения и цели, так как опасаемся неодобрительной оценки и общественного осуждения. Мы, проявляя искреннее милосердие,  не раздумывая, протягиваем руку помощи нуждающимся. Но себя признавать слабыми и нуждающимися в помощи не желаем, опять-таки, по причине боязни оценки несоответствия. Мы часами можем говорить о том, что нас волнует, но при этом и пальцем можем не пошевелить, чтобы ситуацию исправить. Нам ленно что-либо изменять, потому что страшно. Мы боимся, в-первую очередь, того, что неизвестно, что нарушает привычный уклад и стабильность.

И образование наше прекращается по этой же причине. Мы не имеем привычки вести за собой, нам нужны поводыри, мы отдаем инициативу тому, кто смелее, но не всегда умнее и способнее нас. При этом, многие делают это осознанно. Однако и среди нас все больше и больше становится индивидуалистов, стремящихся к обособленности и независимости, к самостоятельности. (Понятие «индивидуализм» мною рассматривалось в работах Любовь и эгоизм и О Свободе) Однако к такому образу жизни нас привела не свобода, а наша неуверенность в себе. И наш индивидуализм стоит рассматривать, скорее, как защитную реакцию человека перед массовостью, как способ обезопасить себя от любопытства и  вмешательства кого бы то ни было в личную жизнь.

Это больной индивидуализм -  переходное состояние от коллективного сознания к индивидуальному. В его основе лежит даже не столько эгоизм, сколько жалость к себе и зависть по отношению к другим. «Мне больно, и я не желаю повторения несчастья», - оберегаясь, замыкается в себе человек. Каждый из нас поддается внушению, и чем слабее психоэмоциональный тип личности, тем внушение воздейственнее. От внушаемости формируется самомнение и самооценка. Если человеку постоянно говорить, что он баран, он, конечно, не заблеет, но будет крайне не уверенным в своих интеллектуальных способностях. Если его постоянно убеждать в каких-то способностях, он со временем поверит и, возможно, совершит «подвиг». Нередко метод внушения и убеждения используют для того, чтобы завести спортсмена на победу, чтобы заставить человека сделать смелый поступок.

В основе внушения – вера. Знания того, во что верит и что ценит человек, можно использовать как во благо, так и во вред. Под воздействием окружающих формируется и самовнушение – наиболее труднопреодолимое препятствие в формировании открытости и доверия. Хорошо, если человек настроен на созидание и позитив, и плохо, если самовнушение содержит сомнения и способствует обособленности и замкнутости человека. Имея широкий круг общения, подметила отличительную особенность нашего человека – стремление переубеждать и доказывать, при этом непременно оценивать. Неважно что и каким образом, не имеет значения и отсутствие компетентности в вопросе. 

«Но люди у нас душевные», - скажите вы, и я этого не отрицаю. Действительно, выслушают, помогут, когда их просят и даже если не просят, если речь не идет о материальных затратах, не останутся безучастными и к чужому горю, и к массовым актам благотворительности. И все же чего-то не хватает в нашей душевности. На днях посмотрела фильм «Горько», натуралистичный до смешного. Смешно до слез навзрыд. Фильм во многом помогает понять правду нашей жизни. Не считаю, что это самый убедительный и точный пример, просто свежее впечатление. «Нам надо не так, как хочется, а так, чтобы было лучше, во всяком случае, не хуже, чем у других», - основной тезис фильма. «Горько» с двойным смыслом: горько и от того, как живем, и от умения решать проблемы мгновением наслаждения. Смыслы мы уже стали понимать, пытаемся их объяснить, но жить со смыслом пока не у каждого получается. Может, образования не хватило, а может, неожиданно свободными индивидуалистами себя почувствовали. Мы поразительно метко смеемся над собой, выпячиваем пороки общества и делаем это так красиво и убедительно, что нас не понимают, хотя литературными произведениями зачитывается весь мир. Русских писателей превзойти в описании души непосильно сложно. Но почему у нас при таком глубоком понимании сути, столь мелкое прочтение? Ответ для себя нашла. Пишу, чтобы  другим дать повод к размышлениям. 

Не перестаю удивляться, и сама до недавнего времени этим грешила, смелости некоторых людей в определении степени духовности общества. Полистайте газетки, да послушайте умудренных жизнью людей. Чего только не услышите, что времена нынче не те, да люди стали другие, зло вокруг, и люди злые. Услышать можно разное, но очень редко звучит признание о собственной сопричастности с происходящим. Если что-то хорошее, значит соавторов много, а вот под негативом подписаться способен далеко не всякий. Взять вину за происходящее, значит разделить и ответственность, и направить себя на преобразование и улучшение ситуации. Однако чаще можно услышать: «А что я могу, ведь я маленький человек, не в моей это власти». И высказывают люди неодобрение, забывая, что лишь только то порицание имеет пользу, которое завершается не оценкой и осуждением, а пробуждает желание изменяться. Редко кто отважится принять помощь в деле преобразования себя, так как это слишком «интимный процесс».

Из-за недоверия и нашей подозрительности в недоброжелательности мы остаемся один на один со многими проблемами, преимущественно, личного характера.  Даже если и открывает себя человек, то делает это как-то однобоко, частично, робко, опасаясь и оглядываясь. А природа человека, его настоящность, проявляется только в многообразии чувств, желаний, эмоций. Каждый видит и понимает действительность настолько, насколько хватает собственного образования и эстетического вкуса. И если так мало звучит открытых убеждений и собственного мнения, то разве может быть много образованных? Не стоит в качестве контраргумента приводить цифры, указывающие на то, что у нас один из высоких показателей людей, имеющих высшее образование. Наверное, оно просто «высшее», выше доступного понимания и практического применения. Мы имеем то, чем пользоваться не умеем. Каков прок от «такой образованности?»

Считаю, что наша душевность нуждается не в открытости, мы и так живем «душа нараспашку», а в искренности и честности. И индивидуалистами нужно становиться, не опасаясь уличения в необычности и независимости. Но для того, чтобы индивидуализм не был лишь маской, скрывающей обезличенного человека, надо определиться и правильно выстроить иерархию ценностей. И здесь уж без образования не обойтись, изучать надо не аксиологию, а саму жизнь. Образовывать себя в течение всей жизни, поступательно и целенаправленно, формировать свой стиль и вкус жизни. Проблемы и недостатки должны становиться нашими учителями. Наши друзья и наши недруги помогают привести нас к самим себе. Та разница во мнении и суждении о нас и есть мы. Увидеть ситуацию и осудить негативное недостаточно, чтобы произошло позитивное изменение. Для преодоления важно понять, что дает ситуация, какова польза, чему она учит. Изменяя отношение к происходящему, мы меняем мир, так как не только меняется наша позиция и взгляды, но и другие вынуждены увидеть нас другими. Вполне реально заставить других воспринять нас такими, какими мы себя пожелаем представить. И если оценки окружающих не совпадают с нашим желанием и самооценкой, надо подумать: «А как мы себя подали, и каково наше отношение к ситуации, к человеку, осмелившемуся делать оценки?» 

Чтобы не заигрывать с доверием и не переигрывать роль, надо оставаться всегда честным и искренним. Только, порой, искренность одного способна оскорбить другого, честность может поставить в неловкое положение и вызвать настороженность в отношениях. Вот и здесь уместно вспомнить об образованности, такте и приличном поведении. Не только вспомнить, но и продемонстрировать себя. С подачей человека связывают два качества, два свойства характера: скромность и наглость.

Говорят, нынче скромность не в моде. Что эта добродетель должна заслуженно уйти на покой. Что человек о себе должен сам заявить, и если он этого не сделает, то успех и счастье его обойдут стороной. Можно услышать, что за скромностью скрывается слабость и неуверенность, инфантильность и трусость. Скромность – своеобразное проявление уровня достаточности человека, мерило его притязаний. В противовес скромности – наглость, дерзкое, несдержанное поведение по отношению к другим людям, не учитывающее их интересов, игнорирующее общие ценности. В основе наглости – необоснованная смелость и необузданность поведения, вызванная страстностью натуры.

Можно ли найти компромисс при предъявлении себя обществу? Мне, почему-то, кажется, что в каждом из нас есть всё: и плохое, и хорошее, скромность и наглость, в том числе. Нахожу самодостаточность мерой между наглостью и скромностью, такая своеобразная независимость, не позволяющая и себя унизить, и не превознести над другими. Чувство самодостаточности позволяет не зависеть от мнения и оценок окружающих, самостоятельно определять круг общения и увлечений. Самодостаточный человек – это успешный, финансово и материально независимый,   понимающий и ценящий жизнь. Это талантливый человек, и его талант заключен в умении жить. Талант от природы страстен, а человек, порой не думая, что его поведение может вызвать осуждение, увлекается жизнью. Вот здесь его и поджидает хладнокровное мнение общества: «Раз поступает не так, как все, значит, поступает неверно». Упрекнут не только в отсутствии скромности, но и во многих грехах, которым сами подвержены, но за собой их замечать не желают. Ведь все суждения и мнения - от собственного ума (а может и от его отсутствия).

Скромные люди мягки и робки по натуре, способны своей уступчивостью и незаметностью довести себя до самоунижения, и, по этой причине, для неуверенного и сомневающегося человека скромность вредна. Люди хорошо знают, что им выгодно, а что вредно, и ведут себя так, как им полезно. А окружающие, не зная истинных побуждений и подноготной поведения, спешат с оценочными вердиктами: «Ох, бедняжка, всем им пользуются», или «До чего же благородный и великодушный человек!» И великодушие нескромно, так как в нем есть некоторое пренебрежение, пренебрежение неприемлемой действительностью, наглостью. Есть в нем определенное равнодушие. Одни прикидываются скромными. Другие нагло ими пользуются. И между ними нет симпатии. Хотя открытой вражды тоже может и не быть, поскольку одни слишком трусливы для этого, а другие недостаточно умны, чтобы разобраться в сути. Будет скромно, если мы перестанем судить других и высказывать неодобрительные оценки. А присмотревшись к себе, своим близким, признаемся, что каждый из нас ценит себя выше того, чего стоит в действительности. Но для этого быть надо честным. И, конечно же, надо из всего извлекать уроки.  

Суть непрерывного образования свожу, в первую очередь, к формированию представлений о ценности личности, о ее совершенствовании и способности эффективно осуществлять свою профессиональную деятельность и социальную роль, жить полноценной жизнью. Возможно, акмеология и притягательна, аксиология поучительна, а психология наиболее применительна. И сколько их еще известных и неизвестных путей приближения к человеку? Посильно ли найти путь, свой единственный и необходимый, или достаточно того, что кто-то подумает, определит, а человек возьмет в готовом виде, привнося свои коррективы? Раньше могла ответить категорично и определенно, ныне сомневаюсь, чаще приговариваю: «Не знаю, все в каждом сокрыто».  

03.12.2013

Комментарии

О выстрелах

Уже раньше об этом писал в отношении творчества НАШЕГО АВТОРА.
Новая тема. Идет завязка, теза, антитеза. Логическое рассуждение. Вроде бы, все понятно. Даже возникает вопрос: "Ну и что?" И вдруг --- выстрел!
Для меня в этой работе это: "Нация закрытых характеров и душ нараспашку".
Откуда это берется, что человек одной короткой фразой выразил точное определение менталитета нашей нации?
И еще, в этой работе Светлана, в силу своей неуемной пытливости ли, или целенаправленно и осознанно переходит от психологии межличностных отношений к вопросам социальной и национальной психологии.
Удачи Вам.

Об образованности и невежестве.

Совершенно согласна, что не только учитель умирает тогда, когда перестает учиться, но и человек, как носитель сознания, жив, пока процесс самовоспитания и самообразования продолжается. Спорным представляется утверждение о том, что каждая эпоха предъявляет собственные требования к человеку. Возможно, набор знаний, умений и навыков и меняется, а вот суть правил общежития, принятия-приятия и наоборот, по сути неизменны. Они универсальны. Незачем повторять сказанное гениальным Грибоедовым в бессмертном "Горе от ума". Он все сказал о том, как невежество реагирует на образованность и интеллигентность, и чем это может закончиться. И это 200 лет назад. Что-либо изменилось в обществе? Что либо изменилось с того, о чем так здорово писал в своих пьесах Островский. Это же о нас и о нашем времени. А Салтыков-Щедрин? А может "Иллиада" и "Одиссея" не о нас ? В конце концов, все про нас написано в Книге, которую читать не научились. Нужно ли говорить о том, о чем говорит автор и делать то, что она делает? Бесспорно, но это подвижничество, которое есть удел немногих. Если бы то, что мы называем "солью земли" отсутствовало, все бы мы погибли от собственного невежества и прочих пороков. Вот появился папа Римский, бросивший серьезный вызов стяжательству, роскоши, угодничеству и чинопочитанию и кажется, еще не все потеряно. Меняются технологии и мы спешим отказаться от старого: зачем библиотеки, если можно оцифровать на одном диске всю библиотеку? Но очень скоро выясняется, что информация на электронном носителе хранится максимум два десятка лет. А вот древние "рукописи не горят". недавно прочла у очень уважаемого ученого : "Наука - это не знания, это постоянно обновляющаяся информация. Знаний не существует". Раз так, значит остается "учиться, учиться и еще раз учиться". Большое спасибо автору за то, что тронула за живое.

Новый комментарий