Лесная грация

В пути встретили косулю.

- Лось! Ой, олень! - вскрикнул сын, раньше меня заметивший выбежавшую из леса косулю.

Притормаживаю.

- Косуля, лесная грация, - провожаю взглядом смелую красавицу. Впрочем, дорога не оживленная, машины встречаются редко, животные переходят из одной части леса в другую через проезжую часть. Это их дом. Вряд ли они хотят встречи с человеком. Это мы пролетаем на скорости, порой и не замечаем лесных жителей, тут уже речь нужно вести об опасности. Опасность встречается на каждом шагу, только мы не придаем этому особого значения, от того и ее воздействие минимально, и не столь она значима. Представляете, сколько трусости нужно было бы носить в себе, чтобы внимательно и осторожно ко всему относиться!

А человек не трус, хоть и смелым бывает нечасто. Приспособиться к жизни помогает опыт, он же учит безопасности жизни. Чем больше знаний, практических навыков, тем тоньше умение жить. Мы во многом сведущи, но знания, преимущественно, носят абстрактный характер, умения ограничены, не соответствуют знаниям. Иногда лень, иногда страх провала и несоответствия мешают апробировать и внедрять новое. Вот и живем, как умеем, а не так, как себе представляем жизнь. Не применяются наши знания, а значит, опыт не формируется. И кому нужны они, неприменимые знания? Хотя, помнятся поговорки: знания за плечами не носить, и лишнего не бывает.

Как работник образования не могу не отметить, что по большому-то счету, знания и информация, которые получают дети в школе, хромые. Скорее черпают из школьных учебников представления о чем-то, преимущественно о том, что в жизни и не пригодится. Обнадеживает ли заверение о тотальном пересмотре учебных программ в ближайшую пятилетку? Так много было изменений и инноваций, что сомневаешься в их эффективности. Ох, опасно верить мчащемуся впереди. Хотя, как те вагоны в составе – сомневайся, не сомневайся, а доверься и следуй за паровозом. Только бы силенок да ответственности за тех, кто следом тянется, хватило очередным умным головам. Впрочем, не об этом нынче думается, да и косуля здесь ни при чем. Не имеет она отношения к образованию, у нее своя – лесная школа. Кстати, и для человека поучительная.

Крупной живности по дороге больше не встретили: всего-то послеобеденное время, рановато-то им выходить в свет. Много разных птиц, однако, встретили на участке. В деревне бываю редко, вот и облюбовали птички для своего жилья мой участок. Как я ни старалась им не помешать и остаться незаметной, дистанцию со мной установили приличную, сразу подальше от дома переместились. Вот бы комарье так держалось – поодаль от человека, так нет, не отцепиться. Впрочем, на них остро реагируешь, пока не привыкнешь. Всегда так - новое заметно.

А деревенька моя с новым на Вы и на расстоянии, живет по старинке. Вот и стараюсь попадать в ритм ее дыхания. И она принимает меня в свои ряды. Только к концу второго от приезда дня увидала соседа, с ним и поздоровалась, и от него узнала, что не стало еще одной жительницы нашего Селища. К слову, последние годы она в деревне и не жила, съехала к детям в город, но умирать в деревню приехала, на деревенском кладбище ее и похоронили. А так все тихо и размеренно, идет своим чередом, своей порой. Как я говорила ранее, сейчас пора летнего расслабления и природного наслаждения. Время Баси и борьбы с сорняками. Скоро наступит время шелеста листвы, а пока – листья шепчутся, иногда шепот переходит в гул, это когда после знойного дня ураган случается.

А так, зачем сильно стараться? Молоды, красивы – только любоваться, как и постоянным пестроцветием моих полудиких клумб. Настолько пышны и колоритны, что даже затесавшийся в культурные ряды лопух, лопухом не смотрится. Задумалась: стоит ли его удалять? Хотела было оставить, так знаю, дурная поросль устойчивее по жизни – расплодится, вытеснит с трудом возлелеянные астильбы и розы. Лопух, воспользовавшись моим недосмотром, разросся, пришлось силу применить, чтобы с ним справиться. Благоухают стройные дельфиниумы, возвеличиваясь над лилиями и хостами. Более смелые ромашки перешли в наступление, потеснив астры и настурции. Вроде бы и нет особой прелести в сочетании белого с чутком желтого, уступают колером пестроцветным подружкам, но взгляд цепляют первыми, и от них не оторваться. Водосбор, он же аквилегия, слегка обидевшись второстепенностью внимания, склонил голову в ожидании прикосновения взором. И прикасаешься не только глазами и руками, но и душой. И такое трепетно-нежное шевеление происходит внутри, что замираешь и, кажется, настолько громко твое дыхание, что пролетающие мимо аисты не смотрят в твою сторону, словно опасаются. А приземлившись в свое гнездо, динамичным клокотом оповещают окрестности о появлении нового человека на их территории.

Совсем немного времени пройдет, птицы успокоятся, опасности нет, разве что повышенное внимание к их персонам – важным и гордым. Каждая пара аистов обзавелась потомством, правда небольшим: по два-три аистенка в каждом гнезде. Гнезд в этом году чуть меньше прежнего. И пустует гнездо на заброшенной баньке, первые прилетевшие аисты не позволили занять его прилетевшим позднее. Поделили сферы влияния и строго контролируют границы, не важно, что гнездо пустует. Удивительно, что люди уже дважды с одного дома сбрасывали гнездо, вплоть до хворостинки, поскольку соорудили птицы его на самой трубе, перекрыв дымоход. Так аисты его с нуля заново отстроили. Ох уж эти законы и важность соблюдения территории.

А у людей ведь потребность в личном пространстве не меньшая, чем у птиц. Важна человеку возможность уединения, каким бы общественником он не был, есть моменты, когда хочется побыть одному. Как признался один из дачников: «Самый лучший отдых для меня - одному приехать на три-четыре дня в Селище, чтобы никого не видеть и не слышать. Даже телефон отключаю. Есть возможность подумать, в накопившихся проблемах разобраться». Его позиция мною разделяется. Спешу в деревню за восполнением энергии. Общение с людьми отнимает много сил, эмоционально устаешь и, если не брать тайм-ауты, будешь раздражителен. Гнев нужно выпускать из себя, но его излиянию следует учиться, чтобы ни себе, ни другим не причинить вреда. В деревне не только ведь тишина и возможность любования природой, здесь много нужно трудиться физически, порой до изнеможения. К тому же, результат не всегда практически эффективен и выгоден. 

Например, морковь, не выдержав жары после моей прополки, вся высохла. И не она в том повинна, а я, что задумав урожай, не вовремя ему внимание уделяла: поздно прополола, водичкой не напитала. Вроде бы и есть уважительные причины для объяснения, но труд все равно оказался напрасным, как и деньги зазря потраченными. А сколько их таких не по времени, без учета реальных возможностей, да и в целом нужности, задуманных и начатых, но незавершенных и брошенных объектов нерационального труда. Это к разговору о знаниях и их применимости, о математике и экономике жизни. Кто-то посмеется, мол, неэффективно тратить себя на мелкие расчеты. Нужно мыслить глобально и по-крупному решать. А ведь чаще всего, на мелком прогораем. От недочета малого теряем большое. Порой так хотим глобального и крупного свершения, что не придаем значения подготовке и созданию основы, состоящей из множества мелкого и разрозненного.

Своему промаху с морковью я посмеялась, ведь знаю и умею ее выращивать, а не получилось. Очередное доказательство, что не должна заниматься тем, что лишнее. Возможно и к лучшему, не придется выбрасывать уже готовый урожай. В целом, огород радует. Как всегда, хорош чеснок. Это моя гордость и строгая дань корням. Выполняю родительский наказ: смотри, дочка, не изведи сорт. Может сорт уже и не тот, но урожай ежегодно получается солидный. Может праздность меня от того и сторонится, не пристает «зараза», что чеснока у меня много, а он фунгицид неплохой.

А еще у меня хорошо растут огурцы и помидоры, свекла и тыква, патиссоны (с детства их не люблю, но форма плодов причудлива, поэтому и рощу) и лук, капуста и прочие овощи и зелень. Даже картошка есть, как у любой деревенской хозяйки, у меня ведь душа крестьянская. Это ничего, что в городе живу, люблю-то деревню. Многие из нас любят одно, а делают другое, и ничего – живут, большинство неплохо.

Моя жизнь разная, и каждый новый день непохож на предыдущий. Даже когда кажется, что суетно и однообразно, нахожу возможность заметить другой день. Он в маленьких деталях, например, растениях. Каждый день они другие, повнимательнее присмотревшись – находишь различие. И более всего радует их отзывчивость на внимание и заботу. Долго ждать не приходится, не нужно домысливать – результат на лицо.  Нет критиков, ошибиться не страшно. Нет строгого режима и конкретного плана работы – проявляй творчество и свободу действий. Например, я пробую столярную работу, учусь работать с рубанком и лобзиком. Вспоминаю детство, когда дед, в отсутствие внуков-мальчиков, обучал меня плотницкому делу. От приятных воспоминаний на душе еще большая радость. И как показывает время, если навык есть – он не исчезает, находит свое применение. Смеюсь, скоро займусь лозоплетением, этому я тоже в детстве научена была. Понимаешь, что распыляться не следует, нужно делать то, что умеешь. Однако в деревне действует исключение – чтобы жить хорошо, нужно быть ремесленником всего. От того, что большинство сельчан перестали ремесленничать, деревни все больше на поселения городского типа становятся похожими. Настоящих деревень мало. В Селище ремесленничать уже и некому: бабушкам возраст не позволяет, а мужчинам, которых раз-два и обчелся, - спиртное. Дачники же увлечены огородами и купанием в реке. К тому же надо иметь внутреннюю тягу к такому делу, когда душой желание поддерживается, тогда и получается красиво.

Нравится времяпровождение в деревне, значит трудись, чтобы было к чему возвращаться. На протяжении всего пребывания твой спутник – тишина, целебность воздействия которой в установлении мира в душе. Когда на душе спокойно, тогда и на мир смотришь иначе, и с людьми терпимее. Уделив минуты тихому, находятся силы для громкой и суетной работы среди людей.

Если возник вопрос, когда же время находится для писания, если так много работы, отвечу: «В природе часто дождь случается. Он-то и регулирует интенсивность труда и время отдыха». Раньше во время непогоды как раз и занимались подручными ремеслами. В деревне, в отличие от города с развитой инфраструктурой и большим предложением услуг для занятия временем, время есть для всего. Главное, какой смысл в это «все» заключаешь. Все же хороша жизнь деревенская, если она случается своей порой. 

09.07.2016

Комментарии

Комментарии не найдены.

Новый комментарий