Обернитесь, прежде чем скакать вперед

События последних дней не оставляют равнодушной общественность. Кто-то с чувством глубокого сопереживания, а кто-то, словно зритель в театре, наблюдает за политическими событиями, творящимися в мире.

Да, события стали активно твориться, а не являться следствием поступательного созидательного развития. Хорошо, если бы творчество было позитивным и не являлось обычным сумасбродством и массовой вакханалией. Действие созидательно тогда, когда совершается талантливыми людьми. По-настоящему талантливых не много, а вот желающих прославиться предостаточно.

Обыкновенному человеку, если даже и захочется, чтобы о нем все заговорили, придется особо постараться. Только не любит народ тех, кто, не имея оснований, наперед высовывается. Даже если и позволяет выскочкам верховодить, то не долго. Час возмездия всегда настигает тех, кто ускоряет время, не считается с мнением большинства и не придерживается правил совместного общежития. Жажда славы выдает людей тщеславных, они опасны. Человек, как разумное существо, обходит опасность стороной. Только еще более одержимые славой, бросают вызов тщеславию. Их гордость уязвлена. Их возмущение можно выразить следующим образом:  «Разве могут другие претендовать на то, что  считается по праву моим?» Забывают умышленно люди, что чем большим они владеют, тем они не свободнее. Интересно до смешного желание горделивых и тщеславных решить проблемы человечества через лозунги и призывы взбунтоваться.

Я осторожно, с недоверием воспринимаю заверения людей о способности совершать общественное благо и решать проблемы, когда они по уши в личных проблемах. Разве способен к решению чужих проблем тот, кто свои решить не способен? Заводят «массового человека» на действие, играя в популизм, фантазеры и выдвинутые собою же на особую роль вершителей судеб «риторы толпы».  Забывают, что проблемы решаются в тишине кабинетов, а не на шумных и многоликих площадях. Площадь издревле предназначалась для торговли. Только в случае крайней необходимости, для того чтобы заручиться поддержкой народных масс, проводились там собрания.

Практически ничего не изменилось со времен средневековья в сознании толпы. Продают себя люди, свои убеждения и идут в толпу. Толпа – это не народ, даже если она многотысячная. Условием существования толпы является внимание к ней. Толпа – не стихийно образовавшееся скопление людей, а целенаправленно созванные, щедро проплаченные люди. Толпе не важна идея, она не заинтересована в разрешении конфликта. Она – эмоциональный выброс негативных эмоций слабых людей. Вместе – сила, по одному – нечто неспособное и мелкое. Принцип построения толпы – держаться вместе. Для этого используются не только популистские лозунги, отличающиеся примитивизмом и доступностью понимания, но и всевозможные «ускорители адреналина». Человеку толпы особо страшно остаться одному. Ему внушено, что вместе он сила, что он способен изменить мир.

Страх, как известно, одна из самых сильных эмоций человека. Более того, страх – своеобразный регулятор поведения человека и средство управления им. Тот, кто организует толпу, хорошо это понимает и манипулирует чувствами, через страх управляет многоликим монстром, коим является толпа. Собрав толпу, организаторам очень важно в кратчайшие сроки сформировать общее сознание. Простые зеваки и те, кто поддался на лозунги, кто поверил в свое особое предназначение, действуют вначале осторожно. Собравшись на площади, они пробуют и себя, и тех, против кого настроены. Толпа станет решительной силой, когда почувствует сплоченность. Не случайно организаторы беспорядков заранее тщательно готовятся, обеспечивая провизией и примитивной ночлежкой пришедших на площадь. Важно, чтобы люди вместе были как можно дольше, чтобы сознание контролировалось и направлялось в общее нужное русло. Не дать возможности для принятия самостоятельного размышления. Громкая музыка, скандирование легко запоминающихся лозунгов и «горячие новости» об успехах держат внимание толпы в напряжении. Не исключено распространение наркотиков. Люди в помешательстве, поддавшись призывам легко заработать, теряют адекватность.

В каждом из нас заключено и зло, и добро. И если жизнь в обществе требует постоянного контроля за своим поведением, то пребывание в толпе снимает табу на многие запреты. Агрессия вырывается неосознанно и для нее нет препятствий. Если упустить первые дни, даже часы формирования общего сознания толпы, дать страху завладеть мозгами монстра, этот монстр, сам становится страшной силой. Страх разрушает человека изнутри, а призывы ничего не бояться слабого человека подталкивают к совершению разрушительных действий. Никто из уничтожающих общее благо не даст вразумительного ответа на вопрос, почему он это сделал. «Все так делали и я в том числе».

В толпе нет лидеров, есть выполняющие его роль. Тот, кто считает, что самый крикливый и заводной горлопан с площади является лидером, тот ошибается. Уберите его, и появится другой горлопан. Лидеры находятся не на площади. Они руководят через хорошо проплаченных людей, те в свою очередь, находят организаторов толпы, но сами не встанут на площадь. Возможно, иногда и появятся, а свое отдаление объяснят, якобы, решением проблем за пределами площади. На самом деле, они пребывают не в раздумьях и переговорах об улучшении ситуации, а в праздном времяпрепровождении.

Трудно, практически невозможно общаться с толпой. Она безлика. Она - чудовище, сторукое, стоногое, стоглавое, способное растерзать, затоптать, вознести, но не понять и не внять разуму. Она жаждет крови, ее заводит запах крови. В состоянии аффекта многие способны на необдуманные поступки. Одержимые общей страстью, они жаждут смерти, но не себе, а другому. Психологию толпы, ее желания хорошо знает тот, кто ее организовал. Организаторам известно, что для продолжения вакханалии важен самый главный обряд – смерть. И она случается, вроде бы даже неожиданно. Дойти до самого страшного, чтобы не останавливаться, чтобы перешагнуть порог запретного. Жизнь в толпе ничего не стоит. «Нам нечего терять», – кричит толпа. «Нас уже ничем не напугаешь», - скандирует масса, прячась за обезличенностью и скрывая настоящее лицо. Они уже панически бояться расстаться, так как придется отвечать за всё, что натворили. Они готовы стоять до конца, хотя не знают, когда он наступит и к чему приведет.

Но так ли им нечего терять? У них есть семьи, друзья и т.д. Вот с ними и надо работать. Страшнее всего терять то, что наиболее ценно. Управлять толпой всё-таки можно, увлекая за собой, завладевая ее вниманием, настраивая на свою волну. Вглядитесь в толпу. Оказывается, в ней есть и юноши, и девушки, и они не все одинаковые. Надо это использовать. Надо быть разрядом молнии, чтобы привлечь ее внимание. В глазах желающего увести толпу не должно читаться страха, в поведении не должно быть и намека на робость. Только огонь, только уверенность в своей правоте и смелость. Толпу нужно побеждать, если упущен момент, и дана возможность ей сформироваться теми средствами, которыми она и формировалась.   

Почему среди митингующих преимущественно молодежь? Ей еще особо нечего терять, система ценностей хаотична и не конкретна. Кроме того, молодежи свойственен максимализм и убежденность в своей значимости. Пушечное мясо – вот предназначение молодежи из толпы. Ни один организатор не допустит, чтобы его собственный ребенок оказался на площади. Зачем? Дураков хватает. На всех беспорядках и войнах наживаются единицы. Происходит своеобразное перераспределение народных благ. Виновато правительство, что не смогло договориться, что упустило время, предоставив возможность толпе стать силой. Жадность, а не приверженность идеалам выводит людей на площадь. Жадность и корысть стоящих у власти, неумение удержаться перед соблазном халявы и легкой наживы плодят нищету и недовольство народа. Народ – хранитель традиций и созидатель, всегда стержень и основа общества. Он не станет разрушать то, что создавалось его же трудом и трудом предков. В таком случае, народу нужно вбить в сознание, что он плохо живет и ему нужны перемены. Известно, что массовое народное сознание формируется не один десяток лет. Встать в очередь за халявой и ждать, когда те, кто у кормила власти пресытятся и отойдут, непозволительно расточительно для тех, кто одержим властью и предоставляемыми ею благами. В условиях отсутствия демократических традиций, не развитой политической культуры иным способом кроме как через насилие, возмущение недовольные проявиться не могут. Но открыто выступить с призывом к насильственному изменению существующих порядков опасаются, пока не почувствуют поддержки, и не появится пусковая сила.

Не сумев договориться цивилизованно с официальной властью, крайне недовольные продают себя, свое возмущение третьей стороне. Кто она? Конечно, роль третьей стороны выполнит тот, кто состоятелен, и чьё состояние приумножается от таких сомнительных поддержек и авантюр. «Мы поможем, но что нам за это будет?» - иронично торгуются они с легкой наживкой, попавшейся им на крючок. Суть иронии в том, что третья сторона изначально определила объект, где произойдут очередные распри. Тонкая дипломатия и богатый опыт ведения войны в условиях мира вуалирует их притязания и не позволяет усомниться в их непричастности. Тот, кто мало-мальски знаком с историей, при небольшом желании разобраться в происходящем, понимает, что большая политика не вершится на площадях. Он понимает, что политика – это концентрированное выражение экономики, выходящей за национальные границы государства. И как только она кому-то интересна, всегда будет прибрана к рукам. Не может оркестр состоять из одних солистов. Есть ведущие и есть ведомые. Заказывает музыку тот, кто платит.

Любая толпа – это хорошо проплаченная акция. Те гроши, которые получают митингующие, не идут ни в какое сравнение с теми потерями, которые они несут, как представители народа. Многие великие империи погибли по причине отсутствия национальной идеи, объединяющей разные слои населения. И самая универсальная основа для нее - чувство патриотизма. Клокочущий и яркий менталитет всегда нуждается в обрамлении, им нужно управлять, его нужно целенаправленно развивать внутри государства.  Площади будут, и они нужны тем народам, которые бедны и расточительны. Когда мы станем хозяевами жизни, своей жизни, когда ценностно будем относиться к тому, что имеем, тогда не поддадимся на хитрые уловки и призывы выйти на площадь. Торговля интересами народа во имя смены властьимущих, во имя перераспределения и перекачивания благ из одного кармана в другой к хорошему не приводит. Формирование самодостаточности происходит в сознании конкретного человека, зависит от его воспитания и образования, ценностей семьи, уважения к правам другого человека. Беда в том, что дорвавшись до власти, многие ее используют в личных интересах. Но если есть потенция к удовлетворению запросов народа и желание ему служить, нужно управлять страной, а не личным интересом. (О Свободе)

Тот, кто выступает от имени народа, должен понимать и ответственность перед ним за пустословие и призрачность надежд. Неужто так здорово и богато живем, что сжигаем и грабим общественные здания? За счет народа, а не бесчинствующей толпы придется восстанавливать все бездумно разрушенное.  А что конструктивного может предложить вечно недовольный  жизнью человек, который кроме агрессии и варварства не знает иного пути решения проблем? Он не знает, что значит быть успешным.  Как он может созидать, если даже свое несогласие способен выразить только через разрушение? «Поднять человека» проще, чем повести за собой. Только об ответственности перед детьми не стоит забывать. И разве можно гордиться тем, что в мирное время на баррикадах ты убил человека лишь за то, что он не разделял твою позицию?

Разноцветные революции выгодны, в первую очередь, «производителям красок». Мир не стоит на месте, всем бы поучиться, да перенять опыт мирного созидания. Не кичиться самостоятельностью и не вести расточительный образ жизни, а жить по уму да по средствам. Почему непременно надо быть разрушенным, чтобы потом воссоздавать то, что потеряли? Вступаем на неверный путь зачастую не от того, что не знаем, что он неверный, а в знак доказательства, что он неверный, что может быть хуже, если ничего не изменять. Нужных реформаторов не стоит искать за пределами государства. Им непонятны национальные особенности, у них нет заинтересованности в процветании чужого государства. Им важно удовлетворение личного интереса, личная выгода. Не надо смело и необдуманно отдавать себя в залог будущего.  Будущее любого государства - это его дети. Обратите лучше на них внимание, не пожалейте вложенных средств в развитие собственного потенциала. Ведь проценты с этих вложений самые честные и долговременные. Власть нужно взращивать та же, как и дерево в саду. Обернитесь, прежде чем скакать вперед.  

16.03.2014

Комментарии

На ЗЛОБУ дня

Светлана, полностью с вами согласна. Главный враг не Путин и не Обама, а собственная агрессия, разрушающая разум человека и угрожающая тем, кто попался ему под горячую руку.
Толпа опасна. Тем не менее, существуют такие методы протеста как забастовки, голодовки и прочее. Люди собираются в надежде быть услышанными в массе, так их не слышат поодиночке. Тогда от большой толпы молчаливых и трусливых соглашателей отделяются активисты, пытающиеся отстоять права, между прочим, и этой толпы на все согласных молчальников. Прислушиваются ли власть имеющие или нет, куда все это приводит и кто пользуется плодами подобных " вспышек" -вопрос отдельный.

Неравнодушные люди

Какое нам дело до того, что происходит в соседних и не очень странах? У нас своих проблем хватает. К нам ведь беда в дом еще не постучалась.
Что НАШ АВТОР человек неравнодушный, мы поняли уже давно. Остро чувствовать и переживать чужие проблемы дано не каждому. А кто сказал, что мы все одинаковые?
Но мы уже привыкли, что темы рассуждений сайта вращаются, в основном, вокруг межличностных отношений. А здесь, как будто суть новомодной теории "управляемого хаоса" пропущена через искреннюю и тонко чувствующую душу неравнодушного, размышляющего по поводу происходящего вокруг человека.
Думаю, что с этими рассуждениями нужно познакомить как можно большее количество людей, особенно власть предержащих.

Новый комментарий