Преодолевая демонов

В каждом человеке есть демон, прячущийся под маской надменного высокомерия, и есть ангел в образе простодушного благородства. Но нет ли в благородстве пренебрежения? И не граничит ли высокомерие с избранностью и противопоставлением? Подобно тому как ночь приходит на смену дню, и крепкий сон излечивает от благородной усталости, так и высокомерие побеждает, когда смелость ума, порождающая гордость, не останавливается на достигнутом.

Слава идет тропинкой дьявольской, на которую многие ступить опасаются по причине лености и трусости. Ведь нужно не просто идти, а еще и воевать. Тот, кто смело утоляет жажду славы, приходит к тщеславию. Безудержным смехом, сковывающим сердце и распускающим уста, торжествует демон. Насмешливость не знает предела и робости. Бесславие не излечивает от тщеславия, в то время как простым смехом побеждаются пороки человека. Надо смеяться, смеяться животом и сердцем, тогда и смех разума будет тонким юмором, но не грубой насмешливостью. Не уступайте благородно тропу войны, ведите борьбу со слабостями и соблазнами, держите голову в холоде, поскольку разгоряченное сознание опасно жарким извержением. О вас говорят? Улыбайтесь. Будет не до смеха, когда говорить перестанут. Вы о себе говорите? Значит, другим есть повод для потехи.

Стремление потешить самолюбие вызывает не только насмешливость, но и пренебрежение, в том числе, и простодушного благородства. Так что же сильнее и может ли случиться день, если не будет ночи? Воспитывайте своего дьявола и не спешите в святые. Смиренное послушание отличает простого от святого. Святые смогли усмирить своего искусителя, им ведомы пути спасения и средства успешной войны. Их жизнь становится описанием и примером морали. К чему мы стремимся и что поучительнее для нас: жизнь других или собственный опыт? Когда говорим о необходимости победы над самим собой, кого имеем в виду победителем, если должны проиграть? Не обманываем ли мы тем самым себя, когда признаем всесильность человека? Почему мы впускаем в себя демонов, если знаем, что не должны этого делать и что потом придется их изгонять? Может, все же изначально в каждом из нас больше темного и плоть рождается раньше, чем душа в нее вселяется? Как  услышать себя, чтобы понять, как усмирить дьявола, сидящего в уме? Он рационален и корыстен, ведет человека коротким и быстрым путем к тому, что ему хочется, так как ему хорошо известны нужды и потребности наши.

Спохватившись и опасаясь неодобрения, оправдывается человек. Мол, не знает, почему так произошло, не вина его в том, что натворил. Якобы, темные силы завели его в искушение. В действительности же все обстоит иначе. Каждый приходит туда, куда идет, и получает то, чего заслуживает и чего желал, возможно, тайно. Почему отдельные оправдания не вызывают веры? Да потому, что, по сути, каждый знает подноготную побуждений, потому что в каждом есть дьявол, который роднит и многие действия делает понятными. Чтобы разбираться в других, надо изучать себя, давать волю внутренним силам, чтобы они пробовали человека. Конечно, рискуешь, так как велика опасность, что, отпустив на свободу дьявола, прежде себя потеряешь, чем познаешь. Есть черта, мера, преступать которые недозволительно человеку. Вовремя себя останавливать в житейских наслаждениях, корректировать направление личностного развития и использовать опыт для познания – умения, необходимые человеку.

Пришла к выводу, что опасность искушения не познаешь, не искусившись. И не встанешь, если не упадешь. Не откажешься, если не приобретешь. Не научишься, если будешь всего сторониться. Многие люди, не задумываясь над этими прописными истинами, живут и действуют по принципу рациональности. Стыдятся своих поступков, спешат на покаяние или высказывают сожаление о напрасности совершения или отказа от действия. Человек стремится к обретению гармонии и душевного равновесия. Другими словами, к ощущению меры. Когда ты переполнен восторженными чувствами, стремишься поделиться ими с другими. Отдав и не восполнившись, ощущаешь опустошение и даже разочарование. И благие помыслы должны откликаться взаимностью, чтобы не приходило истощение.

Не многие находят меру и становятся необычными, т.е. настоящими. Настоящий человек - это тот,  в котором все есть, но он умеет властвовать над собой, определяя меру своему проявлению. Как можно побороть зло, когда неизвестны его причины? Нужно самому окунуться в суть и погрузиться в самую бездну, чтобы узнать путь восхождения. Войти в воду и остаться сухими хотят многие, поэтому особо усердствуют с благочинностью и моралью. Законы жизни изучаются не в библиотеках, а постигаются на самом дне бездны человеческих отношений. И тот,  кто утверждает, что любит весь мир и людей, скорее всего, заблуждается и  маскирует таким признанием свой страх и неуверенность перед настоящей жизнью. Как можно любить черное и грязное, когда жаждешь добра и стремишься к свету? Злое и черное уничтожать надо, вести войну, причем, не всегда гуманными способами. Человек избегает войны, не нравятся ему неприятности и насилие, даже в спор вступить многим трудно. Признаваясь  миру в любви, чаще всего, признается человек в любви к тому, что на поверхности, очевидно и кем-то уже совершено. Уверена, нет всеобщей любви, а есть любовь к познанию.

«Люблю мир и всех людей»... Разве такое прямое утверждение услышите от человека, который знает меру вещей? Да и где он, все знающий и всех любящий? Бог? Но он говорит нашими устами, речами и мыслями человека.  Есть примеры великих мучеников, посвятивших свою жизнь всевышней любви. Но  утверждали ли они, что любят всех и вся? Они шли к Богу как к чему-то высшему и чистому, призывали и других совершить такой же путь, убеждая, что Бог всех примет, что божья любовь не знает границ. Не к обычному и простому человеку, а к Абсолюту зовут они.

Я не спорю с таким путем очищения и приобщения к любви, сама периодически хожу в церковь. Но не с целью услышать знамение свыше и ощутить на себе любовь того, кто жизнью сына своего искупил грехи человечества и продолжает это делать, я иду в церковь. Я в силах самостоятельно отвечать за совершенное мною. Мне кажется, что я становлюсь сопричастной к гулу людскому, ко всему тому, что жаждет освобождения. В церковь идут не только освободиться (отдают тревоги и сомнения), но и обрести умиротворение и оправдание. Такое потребительское отношение чуждо светлой любви. И даже если первой фразой в молитвенном обращении будет «я славлю тебя, Господи», человек подсознательно надеется на поощрение и воздаяние. Говоря  о церкви как о «намоленном месте», подразумеваем его чистоту и святость. Я, к тому же, ощущаю там  воздействие молитвенной тишины, помогающей понять, что все мы подобны и равны перед смертью, там слышу гул людских Судеб и ощущаю связь с вечным миром.

Церковь – храм божий, бесспорно, это так. Но, возможно,  церковь еще и хранилище веры и несбывшихся надежд, это Дом человека, выстроенный не кирпичом и камнем, а убеждениями и помыслами. Я иду в церковь не ради встречи со Всевышним, а потому, что проторенной тропой иду к человеку. А для того чтобы узнать, кто же я есть, хожу на «площадь, в толпу». Среди шума, среди себе подобных узнаешь себя, свою способность воевать. Как не обратить внимания на локотки и подножки? Конечно, возмущаешься, даже проявляешь себя. Все ли тебе так симпатичны и всем ли ты так искренне рад, когда утверждаешь о том, что любишь мир? Мир не где-то там, - его центр там, где ты.

Посмотри вокруг, ты ведь многое хотел бы изменить. Так вот и начни с себя, с честного отношения и поведения. Не получается быть смелым? Так и не торопись. Радушие высоко ценится и разделяется, милосердие приветствуется и принимается, но любовь не делится. Она даруется. Ощутив ее в себе, ты иначе смотришь на мир, замечаешь красоту повседневности, и ты нуждаешься в том, чтобы твоя любовь, твое отношение было необходимо и востребовано. При первом же неприятии тебя, сомневаешься и задумываешься: а почему со мной он так, я ведь к нему с любовью? После неудачных попыток изменения отношения (хорошо, если попытки совершаются, чаще, этого не происходит) ты проходишь мимо. Итак, уже минус один из твоего мира. Количество людей, мимо которых проходишь и в отношениях с которыми увеличиваешь дистанцию, растет. И ты по-прежнему сбивчиво утверждаешь, что любишь всех и вся? Кто любит всех, скорее, любит только себя, и люди ему приятны лишь потому, что с ними он на «вы».

Вообще, это неплохо - научиться держать дистанцию и руководить своим отношением к людям. И все же в таком поведении больше одиночества и много вопросов без ответа. Неспособны мы быть всем и ничем. Мы хотим радости и жить счастливо. Мы блюдем личный интерес, так как он мотив к развитию. И каждому уготована роль в собственном сценарии. Не буду переубеждать уверовавших в своей избранности и возвышенности. Поняла, что лучший учитель для человека – демон, сидящий в нем. Природа помогает проявиться естеству человека. Только на лоне естественного и удаленного от мира раскрепощаешься и обнажаешься, не стесняясь наготы.

Нагое тело - это не нагая душа. Раздеться можно и прилюдно, но обнажить душу - вряд ли. Когда идешь в церковь, покрываешь голову и плечи, одеваешь юбку подлиннее, тем самым уже соглашаешься, что в тебе нечиста плоть. И неважно, вступал ли ты в интимные отношения накануне. Обет целомудрия – необходимое условие приближения к святости, но это противоестественно природному предназначению человека. Отдать плоть - тем самым отречься от дьявола? Но дьявол не в плоти, а в уме, в сознании. Природа не требует противоестества, она есть «сама по себе» и принимает, и дает возможность жизни каждому. Человек придумал ряд разных условностей и оправданий только чтобы скрыть свою суть, правду о том, что он дуалистическое, вечно сомневающееся и противоречивое существо. Одни рьяно следят за соблюдением неписанного устава и даже, для пущей важности, записали правила морали. Мораль как раз и пишется для тех, кто утверждает, что любит всех. Иначе откуда бы они об этом узнали? Мудрая природа подсказывает мне не торопиться, но ценить время. Она говорит и о вреде категоричности, которая мне присуща, но и меня же в ней поддерживает, указывая на скоротечность времени. Природа питает душу,  дает возможность стать ей сильной, чтобы повести борьбу с дьявольской натурой.

Только храброе сердце способно успокоить разбушевавшийся разум, усмирить амбиции. Быть достойным соперником смелому уму сложно, но посильно. Высокой мерой ценю сердечность и сомневаюсь в том, «кто» или «что» я есть. Дьявол падок на искушения, лишен благородства, поскольку жаден и ненасытен. Чем сильнее желание его задобрить, тем больше его аппетит. Он не изгоняем, но воспитываем; как невозможно отделить желток от белка, сохранив целостность яйца, так и человека разделить на отдельные составляющие невозможно. Человека пожирают не окружающие - он сам себя губит. Торопливость ума и поспешность действия, игнорирование времени и жажда жизни – проявления, может, и не дьявольского, но пагубного для человека.

Осторожным мышлением победить дьявола невозможно: разовьется подозрительность и мнительность. Гордиться мыслями, критиковать и опровергать можно, но прежде стоит уму потрудиться. Только сталкивая и сопоставляя противоположное, нахожу общее и необходимое.

Не спешите с выводами, вы уже и так потратили достаточно времени, чтобы подумать: а о чем это? 

03.08.2013

Комментарии

Преодолевая демонов

Считаю эту работу гимном Человеку. Да, по острию ножа. Но честно и искренне НАШ АВТОР демонстрирует свою веру в человека. Ведь только он сам сможет побороть своих демонов. Са-мо-сто-я-тель-но.
С верой в Бога? Да. Но в не том смысле, что если я где-то не доработаю, не дотяну, то Бог поможет. А грехи в церкви отмолю. А с верой в то, что в итоге победит Добро. А за совершенное Зло ты не на Страшном Суде ответишь, а перед самим собой.
Если в каждом человеке будет Бог, не будут нужны никакие посредники.
Репродукции М.Врубеля, наложенные на текст работы, вызывают образ еще одного великого мыслителя - Ф.Ницше. Да, в судьбе обоих есть определенные параллели. И в творчестве Светланы чувствуется явное влияние ницшеанства. Но давайте посмотрим на ее последние (дачные) работы, они пронизаны любовью к Жизни и Природе. Эта же работа, повторяюсь, гимн Человеку. Не сверхчеловеку, обуявшему демонами и бросившему вызов Богу, а человеку, нашедшему в себе силы возвысится над собой.

О демонах

Очень смелая работа. Не берусь ее комментировать, просто выскажу мысли, которые у меня возникли после прочтения (многократного). Удобно говорить, что любишь всех людей, но только тех, кто не с нами рядом, кто сталкивается с нами в определенных жизненных ситуациях косвенно (их любить проще, они нам ничего не сделали: ни плохого, ни хорошего). А вот если человек хоть как-то связан с нами (семья, работа, друзья и т.п.), любить его труднее: приходится видеть у каждого своего «дьявола» внутри и принимать человека таким, каков он есть.
Настоящий человек тот, кто смело признает, что в нем находятся два существа и воспитывает себя путем развития воли, совести, ответственности, сострадания.
Почему-то вспомнилась Ваша работа «О красоте»: «… нам следует развивать духовность через постижение реального категориями красоты... Природа в этом смысле предоставляет уникальную возможность для духовного успокоения и обогащения». А в этой работе дополняете: «Природа питает душу, дает возможность стать ей сильной, чтобы повести борьбу с дьявольской натурой».
Эти две работы (на мой взгляд) самые сильные – затрагивают две противоположные грани человеческой души, борьбу между добром и злом.

О демонах.

Тема то очень опасная. С ней надо осторожно, как со спичками. Могут спасти, а могут испепелить. Во всяком случае, Врубель плохо кончил и не только он. Я расценила понятие демоны, как греховные страсти в человеке. Мы с ними приходим в мир. Они в нас заложены, как первородный грех. Пытаемся преодолевать, если для нас уже произошла встреча с Живым Богом или приумножать, если подчинились дьяволу. О нет, он не учитель, он Мучитель. Любить человека означает любить в нем все, за исключением греха, а людей без Божественного начала нет или почти нет. А с грехами необходимо бороться всеми силами души и с помощью ангела-хранителя. Эта победа дается не всем. Даже многие подвижники умирая, горько плакали о своих грехах. Где там нам, простым смертным. Остается надеяться на ту самую любовь, которая долготерпит, все прощает, не превозносится , не гордится, все покрывает и прощает. Но простит ровно столько, сколько простим мы. Вы не правы, что церкви, Богу не нужно тело. Что вы! Его нужно любить и сохранять. Оно подлежит воскрешению. Это важнейшее утверждение в христианстве. По поводу обнажения души. В нас заложена возможность видеть другого насквозь, если мы этого очень захотим. Ну вам то это ведь запросто? Вот перед собой обнажиться - это великий труд и то самое познание. По поводу церкви. Не соглашусь, что там надо искать встречи с человеком, там происходит встреча с Богом,Богородицей, Ефросиньей Полоцкой, Марией Магдалиной, Иоаном Крестителем.. и с самим собой. Вот ради этой встречи люди и идут в Храм. Помните: Зачем нужна дорога, если она не ведет к Храму? И еще по поводу самомнения. Мне кажется в нашей жизни "все под контролем". Только "вознесся", тут же щелчок, а то и по шее. Жизнь учит потерями, неудачами, проблемами. Мудрость в том и состоит, чтобы понять: что это и за что это. А в целом неожиданно, почти скандально! Вот так!

Новый комментарий