Свобода, Равенство и Братство

Если жизнь состоит из противоречий и противоположностей, находящихся между собой в единстве и борьбе, можно ли людей разделить на четкие группы, взяв за основу конкретный признак?

Мир динамичен и любое деление нахожу условным. Особенно если речь идет не о количественно измеряемых материальных показателях. Например, счастливые и несчастные, успешные и неудачники, любящие и ненавидящие, миролюбивые и воинствующие. Казалось бы, ключевые состояния человека, определяющие его отношение к жизни, являющиеся предметом исканий и смыслом бытия для большинства из нас, вполне могут претендовать на то, чтобы стать критериями социальной стратификации общества. Однако эти состояния настолько подвижны и неустойчивы, что критериями не являются.

Вообще нахожу условным любое деление людей. Для определения направлений политики государству важно знать, кем оно управляет, и какие меры следует предпринимать, чтобы и общий уровень благосостояния,  и  качество жизни каждого соответствовали пониманию социального государства. Лозунг французской революции «Свобода. Равенство. Братство», конечно, величайшее достижение человечества в плане утверждения прав  человека и признания его высшей ценностью. Но в таком утверждении есть и оборотная, не совсем справедливая сторона.

Великая французская революция стала социальным потрясением, сломавшим старую систему управления и организации жизни в государстве. Неудовлетворение жизнью, скорее даже имущественным положением, существовало и ранее. Оно присутствует в любом обществе во все времена, но не всегда перерастает в революцию, коренным образом меняющую порядок и устройство государства. До взятия Бастилии 14 июля 1789 года во Франции процветал абсолютизм, опирающийся на относительно небольшую группу населения – крупное дворянство. Желающих власти и имеющих деньги было больше, чем тех, кто власть держал. А еще была огромная бесправная народная масса, которая при умелом руководстве становится страшной силой (разрушающей или созидающей зависит не столько от ее чаяний, сколько от устремлений борцов за справедливость, ее возглавляющих).

Старые, то есть дореволюционные абсолютистские порядки, сдерживали развитие рыночных отношений, а те непременно должны были пробиться. Что есть рынок? Уж явно не место организации купли-продажи. Понятие значительно шире, и тоньше его понимание, чем простая возможность получить выгоду от сделки. Рынок - сложный механизм саморегулирования экономических отношений. Большинству людей привлекательна не его организация, а возможность получить скорую выгоду, воспользовавшись его преимуществами. Свобода, воспринимаясь как отсутствие ограничений и широкой возможностью самостоятельного проявления, опасна хаосом и нестабильностью. В погоне за наживой можно не заметить человека, который становится только средством. Но она привлекательна своей внешней стороной: что хочу, то и делаю. Такое, упрощенное, даже примитивное, неверное ее понимание, людей притягивает и подталкивает к асоциальным действиям. И как показывает жизнь, многие так ее и воспринимают, как вседозволенность. Свободен тот, кто обладает чувством ответственности за свои действия и за происходящее в обществе, кто ощущает сопричастность со всем, что есть вокруг. Отказ от выполнения какого-то действия, скорее не свобода, а протест.

Думаю, не каждому по плечу быть свободным человеком, надо уметь принимать решения и нести ответственность за их реализацию, нужно уметь жить согласованно с другими людьми. А это серьезный труд по формированию себя сознательной творящей личностью. Поэтому свобода представляется и принимается большинством людей, как возможность воспользоваться набором прав, преимущественно политических. Пришли на выборы и проголосовали. Не нравится что-то в действиях представителей власти – пожаловались. И как высший пик свободы – откликнулись на призыв, вышли на площадь и покричали. При этом мало кто понимает, что не свободу таким образом проявляет, а демонстрирует ее перераспределение. Свобода – своеобразная придумка, яркая приманка для бездельника. Стремление к большим возможностям, но не к свободе, прельщает человека.

О равенстве также спорить не приходиться. Если жизнь признается высшей ценностью, следовательно, и человек, как ее носитель является высшей ценностью. Исходя из этой позиции, люди равны друг другу. Однако мы настолько разные, причем не только физическим природным состоянием, но, прежде всего, своим отношением и проявлением, что сами теряем равенство. Однако не склонны искать причины неудовлетворения и того, что получаем, в себе, а ищем во вне. Объясняем условиями, якобы, они несправедливые и не одинаковы. А могут ли они быть одинаковыми, если люди по-разному воспринимают одни и те же события, отличаются способностями и уровнем притязания. Условия  разные изначально. Человек, как результат социального взаимодействия, унаследует от своих родителей, затем получает от ближайшего окружения посильное для себя. И если родителей не выбирают, почему бы каждому не подумать, что он также родитель и обязан дать нравственно здоровое потомство. Зачастую выходит так, что виним прежнее поколение, не думая о своем умении жить среди людей и быть ответственным за происходящее. Равенство выходит неравным. Себя поднимаем на ступеньку, а некоторые и на большую высоту, чем заслуживаем.

А вот с братством у нас как-то проще получается. Мы откликаемся на беды других, готовы к помощи, милосердны. Правда, братство - это не только взаимопомощь и выручка, но и сорадость, разделение успеха других. С этим посложнее получается. Признавая, что все люди братья, имеем в виду, что нужно друг другу помогать. Но одно дело иметь представление, другое – следовать ему. Получается, что и здесь формальный подход, несмотря на широту души человека. Французский лозунг – удачное и точное отражение потребностей человека. Уровень притязаний у каждого разный. Кому-то достаточно выкрика о свободе, кто-то постоянно будет ее искать и добиваться, при этом прослывет бунтарем. Кто-то, разбираясь в себе и совершенствуя себя, ощутит ее, но назовет иначе, возможно, спокойствием и радостью, а может и иначе, мы ведь разные. Находятся люди, широко открывающие рот на чужой каравай, поскольку думают, что имеют равное право на него, но усердия в его создании не проявили. Упорный труженик жизни может обидеться, что много работает, а результат, который наметил, недосягаем для него. Соразмерно ли все соотнес?

«Насилие – повивальная бабка всякого общества, беременного новым», - так в «Капитале» Карл Маркс объяснял необходимость революционных преобразований. Не высока ли цена новорожденного, если гибнут люди? С другой стороны, насилие, вызванное насилием существующего порядка, отражает ли суть призыва о свободе, равенстве, братстве? Вот здесь и возникает вопрос о справедливости государства, общества, человека.

Думается, что противоречивость натуры человека всегда будет мотивировать неудовлетворение обществом. Когда неудовлетворяющих совпадений много, социальный взрыв станет возможен. Государство создано в том числе и для того, чтобы таких взрывов не происходило. Социальная политика проводится, чтобы регулировать отношения между людьми и поддерживать равновесие в обществе. По моему мнению, свободно то общество, где люди ощущают себя наиболее счастливыми. Когда счастлив, тогда доволен происходящим, радостно воспринимаешь жизнь и ценишь ее.

Это рассуждение возникло накануне Дня независимости Франции, несколько сумбурное, я бы сказала житейское наблюдение за происходящим. Многие заявляют о свободе, не зная, для чего она нужна им, и как с ней обращаться. Все же, хороший лозунг, на все времена актуальный. Однако лучше пусть остается предметом размышлений, хотя бы и таких, и не превращается в революционный призыв, сопровождающийся человеческими жертвами и кровопролитием. Свобода есть сама по себе, ее оружием не завоюешь, равно как и не наградишь недостойных. Справедливо государство не то, где все регламентировано законом и строго предписано, а где выполнение законов максимально четко, всеми соблюдается. До тех пор, пока есть ловкачи жизни и желающие обхитрить и проскочить вперед «паровоза», т.е. государства, как всеобще принятого  порядка, будет бытовать мнение о несправедливости общества. Справедливо, когда получаешь по заслугам, свободен, когда имеешь возможность проявить себя, показать свои заслуги. Все взаимосвязано. Не отдавая, не получишь.

Независимость – это хорошо. Знать бы, что дальше…  

12.07.2017

Комментарии

Комментарии не найдены.

Новый комментарий