Территория любви

Пишу это размышление из-за глубокой потребности разобраться и понять суть моих преображений, происходящих в этом скромном месте.

Как такое возможно, чтобы забитая убогая деревушка, стоящая на окраине цивилизации, имела такую чудодейственную силу воздействия? Почему ни одно другое место не дает такой вразумительной тишины, повергающий мозг человека в чистые помыслы и светлые мысли, как эта глубинка? Что в ней особенного и необычного, кроме упомянутой возможности слушать тишину? Почему дни пребывания летят быстро, а время при этом замедляет ход? И что красивого в порослях дикой природы, агрессивно наступающих на робкий труд человека. Как размагнитить притяжение, действующее на расстоянии в 600 километров, и нужен ли повод, чтобы оказаться там?

У каждого из нас есть своя особая территория любви и душевного расположения. Территория, где можно забыться, отделившись от тотальной реальности. Укромный уголок, где можно вдоволь наговориться с собой, не опасаясь быть замеченным и в чем-то уличенным. Мне нравится находить ответы и выяснять причины, но не приемлю вмешательства в душу человека. Однако знаю, чтобы понять человека, надо с ним повести разговор, чтобы иметь представление о его системе ценностей и мировоззренческой позиции. Привыкла честно отвечать, когда спрашивают. Учитывая, что многим, как и мне, неприятно, когда лезут в душу с расспросами, и чтобы не подталкивать к домыслам и фантазиям, рискуя, открываю себя.

Так что же есть там вдалеке, что не чувствуя усталости, на одном дыхании, преодолеваю расстояние, устремляясь в деревню Селище на Могилевщину?

Убежать от городской суеты, пусть на время, но это время твое. Суета становится образом жизни, реалией, к которой все равно возвращаешься, но только не там.

Насладиться единением с природой, бесстыдно обнажившись, расслабляешься. Там не услышишь комплиментов, впрочем, как и осуждения, ведь некому за тобой понаблюдать, и ты никому не нужен.  Некому высказывать претензии, не на кого положиться, сам себе и господин, и исполнитель. Там закаляешь характер и волю быть человеком, не опускаясь до примитивизма, но и не возвышаясь над себе подобными.

Уезжаю, чтобы отдаться физическому труду до изнеможения, при этом испытать перерождение. Подобно земляному червю копать и перекапывать. Вскопать, посадить, затем прополоть, полить, собрать урожай и возгордиться результатом неоцененного труда. Понимаю, самоистязание трудом может иметь место и на более близком расстоянии, но только в этой деревне у меня открывается второе, потом и пятое-седьмое дыхание, и нет усталости, а только чувство выполненного долга. Долг трудиться – аргумент, но не объяснение раскрывающее суть вопроса. Здесь от личного труда и усердия множатся не только мозоли, но и душевная радость.

Полюбоваться садом и цветником, собственноручно взращенными, разве это не может быть причиной? Каждый ответ правдив и близок к истине, но есть еще нечто большее, чем особая возможность для уединенности.

Скорее  всего, ответ сокрыт в душевной привязанности и особом трепетном отношении к миру, которое может быть взращено только здесь. Здесь нахожу гармонию порывам убежать и спрятаться от суеты с оправданием желания соединения с природой и развенчанного естества. Здесь не только ощущаешь гармонию, но и понимаешь красоту. Здесь иное настоящее – разумное и управляемое, без вмешательства и отвлечения на мелкое и ненужное. Здесь нет власти человека, равно как и человек неподвластен никому. Здесь познаешь себя настоящего.

Живя уединенно, нет нужды приспосабливаться, чтобы уживаться с людьми. Привыкнув к естественному, замечаешь хорошо наигранное и наносное. С одной стороны, здорово почувствовать себя самостоятельным и независимым, с другой, есть опасность, что не успеет сформироваться терпимость и по возвращению к людям проявится раздражительность.  Повышенная эмоциональность, выражающаяся в быстро сменяющемся настроении – не от природы, а результат приспосабливаемости и проявления способности самоуправления. Здесь природой предоставляется возможность для активного наблюдения  и сопоставления себя с братьями нашими меньшими, чтобы потом работать над собой. 

Набравшись сил, живя в свободе и отсутствии постороннего воздействия, трудно возвращаться к людям. И нужно время, чтобы войти в ритм городской жизни. Многие проблемы, которые досаждали и заставляли волноваться и напрягаться, становятся несущественными и не достойными ни душевных затрат, ни физических сил, ни материальных средств. Ты относишься к ним иначе. Слушая возмущенных, в подсознании возникает вопрос: «И почему вы такие крикливые, чего так нервничаете?» А вслух произносишь: «Успокойтесь, все будет хорошо. Все успеем сделать». «Она что не понимает, сколь серьезна проблема?» – возмущенные спокойствием, нервничают коллеги. Отчего же, понимаю и поэтому предпочитаю действовать не эмоционально, а спокойно рассудив. Разум в горячке эмоций чаще всего предлагает неверный сценарий действий. Для принятия верного решения не хватает не только тишины, но и времени для понимания, что же является нужным.

Здесь мир иллюзий находится в наибольшей приближенности к действительности, и фантазии кажутся реалистичными. Чем лучше развито воображение, тем комфортнее жизнь на такой территории.   

Здесь - оголенная правда жизни, а истина - на расстоянии вытянутой руки, и нет надобности в окольных путях, чтобы к ней приблизиться. Только здесь тишина открывает свое поучение, и к ней прислушиваешься. Она разная: звенящая, шелестящая, стучащая, порой звонко-морозная, а иногда мягко-знойная. Иногда - тяжелая в ощущении, но легкая для рассуждения, а иногда от ее легкости кружится голова, и мысли окольно витают. Здесь каждый новый день - копия предыдущего, и только при внимательном рассмотрении замечаешь его неповторимость.

Здесь особые душевные встречи с друзьями, настолько искренние и настоящие, что в очередной раз убеждаешься: друзей много быть не может.  Здесь особый смех, без повода и словесного сопровождения. Анекдоты и шутки о людях здесь неуместны, ведь так мелко осмеивать других, когда все это в тебе тоже есть. Собравшись вместе, смеемся над собой, своими слабостями. Говорим о том, что покажется нелепым и глупым в другой обстановке. Часами радуем себя беседами о реке Басе, делясь наблюдениями и открытиями нового. Здесь черпаем силы для обыденности, живя возвышенным.

Запах детства, непосредственная радость и много поводов для удивления. Здесь видишь себя в образе не то синицы, не то журавля. Можно, конечно, представить и щукой, но мне ближе аисты. С ними чаще всего и беседую, к ним адресую вопросы. А еще восторгаюсь ромашками, их лелею и с ними же борюсь, поскольку заполоняют огород. Но я не палач, скорее садовник жизни.

Не масштабами и убранством дома, определяется комфортность тамошнего пребывания. Атмосфера создается душой деревушки: простой и открытой, доверчивой и по-детски наивной.

Здесь просто удивительно хорошо. И это хорошо я называю счастьем. И разве может быть иначе, когда там живет любовь. Ищите, открывайте и берегите то, что делает вас сильным.

13.08.2014

Комментарии

Комментарии не найдены.

Новый комментарий