Вначале должно быть слово

- Увы, я Вас не слышу.

- Но почему же? Ведь Вы мне отвечаете.

- Да, а Вы уверены, что мои слова адресованы Вам?

- Так ведь здесь больше нет никого …

Улыбнулось, потянулось и продолжило нечто несговорчивое и непонятное:

 - Раз никого, значит, и меня нет!

- Не понимаю, как нет, ведь Вы есть. Я вас отчетливо вижу и веду диалог с Вами.

- Да нет, заблуждаетесь. Видеть и слышать, да при этом не понимать, равно, что не видеть и не слышать. Прежде чем заговорить, стоило бы подумать о предмете разговора, его полезности. Что толку от беседы, когда  разговариваешь на разных языке. Останешься при своем мнении, а время уйдет.

-  А разве не с разговора начинается  понимание? Как я могу узнать о Вашем мнении, не спросив Вас о нем? Не понимаю, – сказало Слово и замолчало.

Молчание (О Молчании) задумалось, желания нарушить покой не было. Оно думало о том, что всё же Слово право в том, что должно быть произнесено, но нечто сеяло сомнение, что в очевидной простоте сокрыто не простое понимание. Повисло в воздухе слово, а молчание - в размышлении. Шепчутся слова, пытаясь вывести из раздумий человека, но страшатся, что опять их  проигнорируют. Робко и несмело выпрыгивают одно за другим, пробуя терпение, и как только замечают, что на них обращают внимание, льются сплошным потоком речи. Становится громко, даже суетно и мало понятно. Понимание, которое было рядом, вдруг стало отдаляться, превращаясь в мираж. Торжествует человек: "Вот я, молодец, достиг оборотной стороны и вижу то, что другие не видят!"

Молчание заволновалось, что слова одолели человека, затуманили разум и застлали глаза, что человек стал далек от действительности. Оно хотело закричать, что не может быть понимания, когда только ты один говоришь и говоришь, когда слышишь и видишь только себя. Еще хотело сказать, что нет ничего полезнее для человека, чем жить в понимании, и что не должен стремиться человек к одиночеству, ведь, когда не слышишь тех, кто рядом, ты их теряешь. Но оно молчало, такова его суть – надеяться, что поймут без слов, что несогласие, которое оно собою выражало, остановит человека. Молчание ждало...  

Неустанно льются речи, и кажется, что этот поток неиссякаем. Но неожиданно человек умолкает, заметив вокруг тишину. Тишина - дамоклов меч для тех, кто слышать не умеет.

- Неужели, чтобы слышать, необходимо ощутить опасность, а для того, чтобы оценить молчание, следует быть одному? – спросило его Понимание.

Задумалось Слово, осмотрелся человек, не увидел тех, для кого он так красноречиво старался. Наверное, и они поспешили с речами к свободным ушам. Тишина предоставляет возможность изменить свою жизнь, услышать себя. Когда же не слышишь, то не понимаешь и не знаешь, что же важно и нужно тебе и в чем смысл жизни твоей. Заключив опасность в себе, человек становится врагом для себя самого. Желая жизни счастливой, получает жизнь заслуженную. Не хотел упускать счастья, да не удержался – проболтал. Тот, кто терял и цену потери осознал, тот торопиться не станет и собой тишину не заполнит. Найти бы слово, которое спасало. 

Слово  велико и воздейственно, когда осознанно и неторопливо, и становится клубком хитросплетений и противоречий, когда нет паузы для молчания.

Но где же то нужное слово, которое способно остановить, не обидев. Как, не поддавшись искушению рубануть, всё же развязать гордиев узел?  И что может молчание, когда такому искусству не обучают человека. Мы учимся говорить, но не разговаривать, мы просим других помолчать и послушать, но изъясняемся на другом языке. Мы хотим понимания, но не терпим возражения. Мы за словом не лезем в карман, сыплем как из рога изобилия, а мыслям «одежды» надо бы тщательнее подбирать. Остаемся довольны своими спичами, но не прослеживаем, на  многих ли они возымели действо. Оставаясь довольными собой, думаем, что побеждаем, но кого и зачем? Чтобы остаться одному? И что есть жизнь? Долгий разговор, не монолог, не молчание, а радость  живого общения - вот,что заключает в себя это великое Слово. 

Не кричите и не будьте многословны, когда хотите быть услышанными. Спросите у Молчания совет, как обратить на себя внимание и стать понятым.

Умеющий громко молчать убедительнее сладкоголосого, но несговорчив и во многом непонятен. Тихое молчание предпочтительнее для понимания, однако для того, чтобы оно наступило, вначале должно быть Слово. Даже витиеватая мысль, облаченная в простое слово, цели достигнет быстрее и станет понятней, чем изощренно одетая в словеса простота. Не ищите сложного в простом и не усложняйте примитивное. Называя вещи своими именами, учитесь разговаривать и молчать …тихо.

27.10.2013

Комментарии к работе

Комментарии не найдены.

Новый комментарий