Начинаю знакомство с той, которая ближе всего ко мне, с той, которая денно и нощно что-то ищет, которая всегда чем-то занята и вечно куда-то спешит. Знакомство с той, которая, поучая других, не всегда терпима к мнению других, но при этом всегда неравнодушна. Вот и сегодня она разбудила, при этом вставать было далеко не пора. Кто-то и вовсе еще не ложился, а она уже зудит: «Все, хватит, жизнь проспишь». Разбудить разбудила, но для чего не говорит, однако утверждает, что надо.

Вот и сижу перед экраном монитора, уверенная, что надо, но в чем суть и кому это надо – не знаю. Возможно это нормально, проснувшись в 1.20, не знать о надо. Организм сна не требует, значит, сон не входит в список надо. Поскольку, засыпая, разум не уснул и вынудил так рано проснуться, значит, он недостаточно проявил себя днем. И нужна ему ночь в качестве компенсации за простой. Непростое это дело: быть справедливым, отдавать так, чтобы не было чувства недоданного и не брать столько, чтобы не ощущать зависимости. Я зависима от той, которая не спит ночами и под тихое тиканье часов, отмеряющих прожитое, пытается в одиночку разобраться в том же, что и многие, она стремится все понять и объяснить. Много раз было сказано: «Нельзя объять необъятное». Нет, этого она слышать не желает. И обнимает то дневник, то экран монитора, всякий раз испытывая новые ощущения. Возможно, когда ощущения притупятся и перестанут подкупать новизной, она успокоится и будет выполнять прямое предназначение ночи. А пока ищет, ищет свое предназначение, разбираясь в том, что же есть человек и почему в одном и том же индивидууме уживаются и предназначенный и неопределившийся. Разум понимает, что предназначение Жизни – продолжать. Он же, при всем понимании, не может дать четкой инструкции и рекомендаций как это сделать и в каком количестве, при каком качестве надо продолжать.

И все же, кому надо? Как много вопросов! Хорошо бы на половину из них найти ответы. А вопросов звучит днем много. Большинство из них - в никуда. В никуда спешить не желаю, поэтому решила, что ответы на эти вопросы непременно должны прозвучать. Безадресные, неконкретные, но очень нужные для понимания человеческой сути, вопросы повисают в воздухе. Многие их слышат, к ним уже привыкли и не обращают внимания на необходимость ответов. Воздух, разбавленный речами человека, становится тяжелее и тяжелее, дышать им труднее и труднее. Где больше молчания, дышится легче, но думается тревожнее. Понимаешь, для того, чтобы тревоги не одолели, найти надо ответ на то, что волнует. В то же время, слишком бурный и активный поиск портит атмосферу покоя. Вот и задумалась: «Как, не навредив, не испортив того, что есть, получить еще и то, что надо». Тишина в таком поиске - верный союзник, ибо каждое движение особенно громко, и нет желания сотрясать воздух лишним и ненужным.

Пока мысли блуждают вокруг, часы безапелляционно утверждают: «Жизнь твоя сократилась еще на один час…, два и т.д.». Разве могу я времени приказать меня подождать? Я и просить об этом не могу, к таким просьбам время молчаливо. Уж не подсказывает ли оно своим молчанием и размеренным тик-так, что и жить надо так: неторопливо, без остановки двигаться вперед. Нужно ли молчать при этом? Если бы преимущественно все молчали, согласия больше не стало бы, а вот непонимание возросло бы. Ведь в тихом течение времени есть и специальные громкие, не важно, что человеком придуманные, сигналы, оповещающие о том, сколько часов уже натикало. Есть и сигналы будильников, заставляющие людей соблюдать некий распорядок и сигналы напоминаний, так называемые помощники памяти. Есть и детство, и юность, и молодость, и зрелый возраст. Есть и зеркало, которое об этом напоминает.  Молчать, когда есть, что сказать, когда есть о чем напомнить, нельзя. Молчать надо тогда, когда содрогание воздуха речами бессмысленно. Все, что наполняется смыслом, должно быть ведомо. Произносить его по-разному стоит: шепотом, когда слишком много шума, и размеренно, спокойно, когда тишина правит балом; взглядом, когда сокровенное опасается огласки. Способов много, главное не молчать, чтобы не было поздно услышать. Вот та, которая не спит ночами, слышит лучше и молчит больше. Та, которая стучит по клавиатуре, ее молчание облекает в словеса. Те, кто задают вопросы, читают. Кто вслух, кто про себя, а есть и такие, которые  таким непонятным делом  себя не обременяют. У каждого свое Надо. Мы много говорим, часто чтобы скрасить молчание, убить время и при этом не задумываемся, а надо ли это слышать другим? Говорим и говорим,  а когда научаемся молчанию, разучиваемся говорить. Да так, что порою свои мысли выразить не можем понятно и просто. Вспоминаем умные и красивые слова, забыв о простых и необходимых. Речь надо разбавлять молчанием, но и молчание следует ограничивать речью. Во всем должен присутствовать, уж если не господствовать, смысл.

Все же ночь удивительна возможностью молчаливого диалога с тишиной. В результате поиска ответов на вопросы прихожу к пониманию: Время надо слушать, не им пользоваться надо, а собою. Себя надо верно и размеренно использовать для времени. Организм и разум молчать не станут, если нарушится мера в применении себя в жизни. «Надо» не в особом предназначении, которое, по большому счету, сводится к простому и совсем мало понятому – быть человеком, оно в умении использовать себя, в способности услышав отреагировать, где молчанием, где действием, ну а где и словесами.

Воспоминания есть, когда есть пережитое, прожитое и прошлое. Нам нравится вспоминать о том, что доставляло радость, а также то, что вызвало наибольшие волнения и переживания. Действительно, тихая радость вспоминается не так часто, как бурные восторги, или горестные потрясения. А еще мы помним разные неординарные и порою нелепые случаи, которые мало вяжутся с нашей привычной и обычной жизнью. Курьезные случаи, способные вызывать улыбку, трогательные события, прошибающие слезу и нежные воспоминания о близких и любимых всплывают в памяти по случаю и безо всякого повода. Маленькие  вещицы, неожиданно повстречавшиеся, старые знакомые возвращают нас в прошлое. Наиболее отчетливо и точно прошлое запечатлевается в фотографиях. Взгляд, жест, мимика, которые не всегда и скопируешь, остаются в кадре навсегда. Рассматривая фото, держа их в руках, испытываем переживания нам уже известные, но они от этого не становятся менее приятными. Целые истории стоят за маленьким снимком. Предаться воспоминаниям так порою необходимо душе, что она начинает скучать и тосковать. Спасибо современным достижениям цивилизации: сотовая связь желание услышать делает мобильно исполнимым.

А как можно услышать тех, кто нас оставил? Просмотрев видео, послушав записи. Но мы ведь не приучены оставлять такие вещественные доказательства своего бытия. Мы можем слышать сердцем. Когда любишь, всегда рядом любимый человек, даже если его уже нет. Поздно спохватившись и не высказав всего, что надо было сделать и сказать, мысленно просим прощения, вспоминаем фрагменты жизни, когда были вместе, когда были рядом, когда просто жили. Память не только сильна воспоминаниями и возможностью пережить прожитое, она страшна укорами и забывчивостью. Память избирательна и тем самым оберегает человека от растворения в  жизненном потоке. Неплохо бы этому человеку напомнить о том, что он человек. И что среди прочего входящего в «надо», есть маленькая необходимость – помнить родных и близких, помнить тех, кто тебя любил или любит, даже если тебе эта любовь безразлична. Помнить, и не только для того, чтобы о себе сохранить память, больше даже для того, чтобы жизнь не стала пустой и ненужной.

Душа беспамятного… задумалась, а есть ли в нем душа? Наверное - да, но она мне не союзник и даже не попутчик. Я стремлюсь к тем, кто, обладая хорошей памятью, забывает боль и дарит радость. Мне приятны в общении те, кто помогает разобраться в происходящем. И я дорожу теми, кто, помня меня разной, со всеми моими плохими и очень плохими поступками, не укоряет меня ими, а воспринимает такой, какой я являюсь, помнит обо всех моих праздниках и доставляет радость общением.     Дорожу теми, кто, вспоминая, не живет прошлым, а ценит настоящее. И я всегда рада тем, с кем есть, что вспомнить.

Я рада общению с Вами